Про «ту Apple»-6. Newton, часть 5: Портал в будущее

Казалось, в серое здание на Budd Road вернулись легендарные времена создания Mac’а. Люди ощущали будущее в том, что они делали, и многие работали по 10-12 часов в сутки, хотя их пока никто не заставлял. Не их вина в том, что кто-то или судьба, или что-то еще помешали Newton’у стать эпохальным событием в истории человечества.

Причастность к чему-то безумно великому (insanely great, одна из любимых фраз Джобса) – наверное, самый сильный в мире наркотик.

С технической точки зрения то, чем они занимались, не имело аналогов в мире. Беда лишь в том, что решавшие, что важно, а что нет, и придумывавшие нюансы не видели будущее. Очень мало кому дано его видеть, и даже те, кому дано, ошибаются.

OS & Language, специальная группа в ATG

Я, наконец, нашел информацию о языке, разработанном в “рае для разработчиков”, в загадочных глубинах ATG. Язык назывался Ralph, в честь чернокожего американского писателя Ральфа Эллисона (1913-1994 гг.). Это был гибрид Smalltalk с C++ со множеством интересных инноваций, намного более сложный и продвинутый, чем Objective-C.

В конце 80-х этот язык был прекрасен, интересен и обречен. На него потратили кучу сил, хотя мало-мальски соображающий менеджер остановил бы его разработку сразу.

Но такого не нашлось.

На обычных процессорах того времени этот монстр работал невероятно медленно, но было на горизонте решение, в опубликованных теоретических изысканиях AT&T Bell Labs. Хоббиты должны были решить эти проблемы.

Даже на экспериментальных и толком не протестированных в Bell Labs хоббитах, которые вели себя отвратительно, Ralph смог доказать как свою жизнеспособность, так и верность пути, по которому шли инженеры AT&T. Но с хоббитами ничего не получилось, время вдруг понеслось вскачь, и в 1990-м им нашли замену, процессоры с архитектурой ARM…

Процессоры ARM были почти родными (Apple владела 43% в ARM Ltd), они были надежны, экономичны и чудо как хороши, но, увы, они никоим образом не пытались подладиться под особенности кода, скомпилированного из C-образного, по сути, языка.

Apple собиралась отработать Ralph на проекте Newton, а потом сделать его основным языком программирования в Pink. Не судьба.

Тогда было принято решение запомнить Ralph, каким он был (за пределы Apple язык не выходил), а на его основе, отрывая от него все что можно, создать новый язык, который и на ARM-процессорах показывал бы класс.

Назвали новый язык Dylan, от Dynamic Language, и об этом тут же узнал весь мир. В том числе и Боб Дилан.

Может быть, они ничего не знали про Боба Дилана, одного из самых любимых музыкантов Стива Джобса, или просто не вспомнили про него, или название Dylan им понравилось настолько, что ради него они не пожалели родную компанию, но музыкант возмутился и подал на Apple Computer в суд. Проблему урегулировали за так и оставшуюся неизвестной сумму американских денег.

Dylan легализовали, но он не применялся (напрямую) ни в операционной системе, ни в программном обеспечении Newton MessagePad, и вроде бы в Pink тоже не применялся. За пределами Apple язык обрел популярность, я даже знал пару людей, которые на нем что-то писали. И хвалили язык.

В начале 80-х код для ПЗУ первых Mac’ов сначала писался на паскале, тестировался и отлаживался высокоуровневыми средствами, а затем полученный после компиляции код упрощался и оптимизировался (главным образом по размеру, чтобы уместиться в 64 K ПЗУ первых Mac’ов).

Точно также программы, подсистемы и утилиты, написанные для NewtonOS на Dylan, переводились на C++ и снова отлаживались. C++ был эффективнее, хоть и не был столь же эффектен.

Может быть, именно для лучшего понимания процесса перевода из Dylan в C++, а может, были еще какие-то соображения, одному из разработчиков приказали написать версию уже практически готовой NewtonOS на Dylan. За пару месяцев он это сделал, всё работало, автору сказали “спасибо” и отправили ловить тысячи багов на всех уровнях системы, чем в поте лица все эти два месяца занимались его коллеги.

К битве с этими кровожадными виртуальными насекомыми мы еще не раз вернемся.

Ларри Теслер занимался исключительно проектом Newton. Искал и находил решения, программировал, проводил совещания. В ATG, месяц за месяцем, практически не было начальника, но это никого, судя по всему, не волновало.

Но это был еще не аврал. Настоящие авралы были впереди.

Я ничего не написал в этой части про NewtonScript – с ним все было хорошо, он просто работал. Небольшие неполадки не в счет.

Производственная база

Apple Computer вынуждена была признать, что опыта в продажах ширпотреба у нее нет, как-то не приходилось. Вместо того чтобы создавать собственную производственную базу с нуля и отвечать потом за все неизбежные последствия отсутствия опыта, Скалли принял решение договориться с кем-нибудь, имеющим подобный опыт.

Изучая вопрос, проанализировали соответствие Matsushita и SONY требованиям Apple. Не подошли. В качестве партнера выбрали Sharp, из-за удачного органайзера Sharp Wizard, а кроме того, в то время Sharp была мировым лидером по производству LCD-дисплеев.

Договорились о том, что Sharp будет производить Junior для Apple Computer под именем Newton MessagePad и для себя под именем ExpertPad. Кроме того, заключили еще два соглашения – с Motorola и Siemens.

Sharp Wizard OZ-7000 (в США) и QZ-7000 (в Европе и на других рынках) появился в 1989 году. Размеры устройства: в сложенном виде – 163 на 94 мм, в разложенном – 163 на 184 мм, толщина закрытого устройства – 21,5 мм. С 32 K оперативной памяти и черно-белым LCD-дисплеем с 96 точками по горизонтали и 64 по вертикали, способный отображать либо 8 строк по 16 символов, либо 4 строки по 12 символов. Дисплей не имел подсветки.

32 K внутренней памяти, слот для IC-карт собственной разработки, широкий ассортимент программного обеспечения на IC-картах.

Японцев MessagePad заинтересовал, они подписали договор.

Не знаю, сделали бы руководители Apple Computer этот выбор, если знали бы, когда на самом деле MessagePad будет готов к тиражированию… 2 апреля 1992 года он так и не вышел, срок был перенесен. В первый, но не в последний, раз. Вам приходилось держать ответ за срыв графика перед злобными самураями? Интересный и поучительный опыт, ради которого стоит не уложиться в срок.

Скалли выступает в Вегасе

У Скалли был талант составлять и произносить речи. Вращаясь в кругах, близких к Биллу и Хиллари Клинтон, он приобрел вес в некогда далеких от Apple кругах. Если бы все вышло как надо, это было бы записано ему в плюс.

Тем более что в глазах обывателя он теперь был чем-то вроде Джобса из 1981 года, что не могло не наполнять Джона гордостью за славную Apple Computer и за себя.

Он выступил на CES 7 января 1992 года. CES – это шоу бытовой электроники, которое проводится с 1967 года и до сих пор, вот уже 50 лет подряд. На конференции 1992 года царили видео на CD-дисках, новая приставка Nintendo, уйма всякой всячины, но послушать Скалли пришло очень много желающих. И никто не пожалел.

Свою речь Джон Скалли назвал “Цифровая конвергенция”. Скоро бытовая электроника и персональные компьютеры сольются в новом виде устройств. Их можно будет носить с собой, они будут умещаться на ладони, с них можно будет отправлять факсы, сообщения электронной почты и делать многое из того, что умеют компьютеры.

Не спешите ловить меня на том, что в 1992 году, особенно в начале января, e-mail еще не было. Было. Например, в AppleLink, пишу и о нем, о том, каким мог бы стать мир, если бы не интернет-революция, или не мог бы – так как она была неотвратима – надеюсь, что будет интересно. Но мы отвлеклись.

Скалли сообщил затаившему дыхание залу, что такие устройства, персональные цифровые помощники (Personal Digital Assistant, PDA, – впервые в истории они были названы этим термином, именно в тот момент он и появился), изменят мир, они будут у всех и повсюду, они породят небывалый по объемам рынок, уже к концу текущего десятилетия (это 1992 год), совокупный доход которого достигнет трех триллионов долларов.

Если глава одной из главных компьютерных компаний рассказывает публике о некотором направлении и его перспективах, единственный возможный вывод – компания не только занимается этим направлением, в самом ближайшем будущем она либо объявит о начале продаж чего-то по этой теме, либо как минимум продемонстрирует это что-то. Речь ведь произнесена на шоу потребительской электроники, а не на конгрессе научной фантастики.

Про Newton Скалли ничего не сказал, но… мог уже и не говорить. Речь удалась, публика прониклась, все, кто был в зале (а там были и представители конкурентов, работавших над похожими устройствами), сделали выводы. И внесли поправку на скрытность Apple.

Неизвестно, этого ли хотел Джон Скалли, но последствия речи были колоссальными, все, у кого в разработке было что-то похожее на PDA, мобилизовались и ускорились, возможно, даже отменив выходные – и то, что началось с этого дня, можно назвать PDA-революцией.

Скалли, скорее всего, был уверен, что разработка Newton будет завершена к назначенному им сроку, 2 апреля. Летний CES 1992 года открывался в последних числах мая, было бы и эффектно, и очень эффективно объявить собравшимся на шоу о начале продаж нового устройства.

Про реальное состояние дел в проекте, которым он занимался лично, он не знал. Newton не мог быть объявлен в конце мая 1992-го. Newton не был готов к показу публике, не только в тот момент, в январе 1992-го. Проекту был нужен как минимум еще год. Скалли, нечаянно, нанес Apple нокаутирующий удар.

Скалли пообещал, что к концу 90-х, то есть в 2000 году, объем рынка PDA достигнет трех триллионов долларов. В системе именования чисел с короткой шкалой, принятой в США, в России и во многих странах мира, триллион – это тысяча миллиардов.

Интересно, каков совокупный объем рынка у всех производителей мобильных платформ, а также всевозможных гаджетов, умных часов, электронных ключей для автомобилей, всего, что хотя бы с натяжкой можно признать PDA в наши дни? С 1992-го прошло почти 30 лет.

Продолжение следует.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *